Онкомаркер молочной железы: виды, нормы и расшифровка показателей
Онкоманкеры рака молочной железы

Онкоманкеры рака молочной железы

В развитых странах рак молочной железы у женщин — это первое по частоте встречаемости злокачественное новообразование. В нашей стране средняя заболеваемость раком молочной железы — это 64 случая на 100000 населения, имеется в виду, конечно, женского. Иными словами — один случай на 1590 женщин. Помогают ли уменьшить заболеваемость исследование онкомаркеров рака молочной железы? Ответим на этот и другие вопросы.

Факторы риска и первичная диагностика

Существуют хорошо известные факторы риска, при которых вероятность повышения заболеваемости раком намного выше. Среди них:

  • поздние первые роды;
  • раннее начало месячных;
  • поздняя менопауза;
  • применение контрацептивов, в том числе гормональных, механических;
  • позднее начало половой жизни (имеется в виду старше 30 лет);
  • очень важным фактором риска является отсутствие кормления грудью или короткий период кормления;
  • увеличение щитовидной железы, а также наследственная предрасположенность, или случаи заболевания раком среди родственников.

Онкоманкеры рака молочной железыПоэтому во многих странах принята программа скрининговых мероприятий, которые направлены на первичное распознавание новообразований молочной железы. К ним относятся, как минимум, следующие:

  • ежегодная маммография;
  • медосмотры и самоосмотры;
  • УЗИ молочных желез.

Почему же в программу скрининговых мероприятий, которые помогают распознать рак на ранних стадиях, не входит сдача анализа на онкомаркер молочной железы? Для чего же они тогда предназначены, и какими бывают онкомаркеры рака груди?

Какие бывают онкомаркеры и для чего они нужны?

Врачи онкологи-маммологи, в основном, имеют дело с двумя онкомаркёрами на рак молочной железы: раковым эмбриональным антигеном (РЭА) и СА 15-3. Они служат вовсе не для ранней диагностики, а, как и во всех остальных случаях, при многих других локализациях злокачественных опухолей — для оценки развития заболевания, для поиска рецидивирования опухоли после операции, для того, чтобы контролировать эффективность лечения, а также, чтобы получить информацию о возможном наличии метастазов. Что же это за соединения, и какова их функция? Рассмотрим вначале раково-эмбриональный антиген (РЭА).

РЭА

Если прочитать информацию об исследовании крови на раково-эмбриональный антиген, то выясняется, что это очень услужливый и безотказный онкомаркер. Его концентрация в крови повышается при раке кишечника, при новообразованиях поджелудочных желез, если возникла опухоль почек, если есть рак простаты и яичников, при раке мочевого пузыря.

Это соединение может отреагировать повышением у пациентов с хронической обструктивной болезнью легких, у женщин с эндометриозом, и даже у 5% здоровых людей он тоже будет повышен. Причем просто так, «в плановом порядке».

Более того, если взять пациенток с уже точно диагностированным раком молочной железы, то у некоторых из них будет находиться в норме, то есть в пределах референсных значений! Спрашивается: для чего нужно тогда это исследование? Какой же это онкомаркер при раке молочной железы? Да, действительно, этот онкомаркер не чувствителен к раку молочной железы «в чистом виде». Он не специфичен, и для диагностики, тем более ранней, применять его совершенно бессмысленно. Допустим, выявлено его повышение. Но это то же самое, что не сказать ничего. Получается, нужно человека обследовать с головы до ног, и ещё неизвестно, не является ли это вариантом нормы. Поэтому этот онкомаркер для первичной диагностики отпадает.

СА 15-3

Онкоманкеры рака молочной железыВот на этот онкомаркер при раке молочной железы онкологи возлагают намного больше надежд. Он более специфичен. По своей структуре этот онкомаркер является растворимым компонентом особого трансмембранного вещества белковой структуры. Этот белок нужен для нормальной работы эпителия, то есть, для защиты его от инфекции, увлажнения и смазывания. Данному онкомаркеру на нашем сайте посвящена отдельная статья Что показывает онкомаркер СА 15-3?

Известна закономерность: если у пациентки злокачественная опухоль молочной железы, то:

  1. он повышается на первой стадии примерно у 12% женщин%
  2. вторая стадия рака — 20% женщин;
  3. третья стадия — 40%;
  4. на 4 стадии рака около 70% всех пациенток имеют в крови значительный рост этого онкомаркера рака молочной железы.

Спрашивается, зачем нужен и этот онкомаркер? Ведь выходит, лишь одна из 5 женщин, больная раком молочной железы уже 2 стадии, может быть подозрительной по этому онкомаркеру? Получается, что это химическое соединение, несмотря на свое некоторое сродство с раком молочных желез, тоже не может быть использовано для первичной и ранней диагностики и для скрининга? Да, оба этих соединения используются для прогнозирования течения болезни, выявления метастазов и для оценки качества лечения.

Примеры пользования результатами исследований онкомаркеров

Раньше классически, после постановки диагноза, пользовались результатами биопсии для оценки прогноза и срока выживаемости. Теперь это делается благодаря анализам онкомаркера молочной железы, и прогноз не требует повторной биопсии. Для этого просто нужно взять на анализ венозную кровь. Что показывают онкомаркеры молочной железы?

Чтобы не утомлять читателей расчётами и графиками, можно просто сказать, что после установления диагноза рака груди, если есть высокая концентрация РЭА и ещё более высокая СА 15-3 до оперативного вмешательства, то здесь всё гораздо более серьёзно. У таких женщин выживаемость меньше (имеется в виду пятилетняя выживаемость), а рецидивы опухоли возникает чаще.

У тех же пациенток, у которых РЭА повышен, но у которых при этом СА 15-3 ниже, чем концентрация РЭА, шансы на выживаемость выше, рецидивы возникают реже. Такие тонкости очень важны для выбора правильной терапии.

Врачи, когда раньше выбирали метод лечения, дозировки и сроки терапии — они ориентировались на размер опухоли и гистологическую характеристику, то есть меру дифференцировки клеток, или степень злокачественности. Известно, чем меньше дифференцированы клетки, тем опухоль агрессивнее. Теперь можно дополнительно ориентироваться на результаты онкомаркеров рака молочной железы. Так, уровень СА 15-3 используется для отбора пациенток для определенных методов лечения.

Очень важно исследовать онкомаркеры на рак молочной железы для поиска рецидивов или метастазирующих опухолей. Для понимания этого процесса потребовались усилия многочисленных специалистов и использование современных методов диагностики, таких как позитронно-эмиссионная и компьютерная томография с радиоактивно меченой глюкозой.

Раньше на онкомаркеры не обращали внимания, пациентки лечились от рака груди по плану, никаких инструментальных данных за рецидив или метастазы у них не было, а онкомаркеры у них после операции нарастали. Это не принималось в расчёт, и считалось, что это ложноположительная реакция. Но после того как появилась позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ), которая помогла найти очень маленькие метастазы, то всё стало ясно.

У этих пациенток нарастал онкомаркер, и у них появлялись очень маленькие метастазы: как внутри молочной железы, так и в грудную стенку, а также отдаленные: в костях, печени, и легких. Они были такие маленькие, что с помощью обычной компьютерной томографии их было обнаружить невозможно. Но уровень онкомаркеров повышался задолго до этого: у некоторых пациенток за 9 месяцев до появления метастазов!

То же самое можно сказать и в отношении рецидива. Чувствительность онкомаркеров не имеет себе равных. Поэтому если после операции начинается рост онкомаркеров, то пациентку смело можно брать на точные метод лучевой диагностики, например, послать на ПЭТ-томографию, чтобы начать борьбу с метастазами.

Можно даже сказать и больше. Врачи стали доверять онкомаркерам без всяких дополнительных исследований. Если после операции у женщины начинается рост их концентрации, то ей сразу же, не дожидаясь подтверждения, назначается курс химиотерапии, несмотря на то, что не найден пока рецидив опухоли, и не выявлены никакие метастазы.

Так вот, такие превентивные меры статистически достоверно улучшали прогноз заболевания и сроки выживаемости. Поэтому онкомаркеры, как это не звучит странно, позволяют продлить жизнь женщины, которая уже прооперирована по поводу рака молочной железы.

Вот еще некоторые тонкости из «онкологической кухни». Например, если у женщины после операции произошел рецидив раковой опухоли, и у неё на фоне этого рецидива концентрация Са 15-3 меньше, чем 30 единиц, то продолжительность жизни у неё будет значительно дольше, чем, если этот онкомаркер будет превышать 30 единиц. Если возникли метастазы, то наиболее высокий уровень этого маркера наблюдается тогда, когда метастазы отсеялись в кости и в ткань печени.

Существует и ещё одно важное показание к назначению этих исследований. Известно, что в поздней стадии рак молочной железы осложняется различными тяжёлыми состояниями, и стандартные критерии оценки прогноза здесь уже не работают. Речь идёт о раковом выпоте в области плевры, о наличии жидкости в свободной брюшной полости (или асците), при наличии очагов в костной ткани. Эти процессы называют параканкрозными, то есть, вызванные раком. Как показывает статистика, в среднем 15% женщин с раком молочной железы на поздних стадиях имеют такие осложнения. И именно таким пациенткам требуется периодическое контрольное исследование онкомаркеров, чтобы узнать, как они отвечают на лечение.

Можно подвести итоги. Онкомаркеры следует брать для:

  • Прогнозирования течения и выживаемости;
  • Выявления рецидивов;
  • Контроля, особенно в сложных случаях.

Назначать исследования этих двух онкомаркеров следует, когда пациентку готовят к операции, когда онколог принял решение об особых видах химиотерапии, когда пациентка наблюдается после операции в плане профилактики рецидивирования, а также чтобы оценить ответ организма на химиотерапию.

Однако есть и такие пациентки, у которых опухоль вообще не продуцирует этот онкомаркер. В таком случае их исследование не имеет диагностической ценности. По некоторым данным, таких пациенток может быть довольно много: до 25%.

Сдача анализа и нормы показателей

Берётся обычная венозная кровь, натощак. Утром в день исследования можно пить чистую воду, но в течение получаса перед забором крови нельзя физически, а также эмоционально перенапрягаться. Желательно прийти в лабораторию спокойно, не торопясь, и 10-15 минут посидеть. Курящим женщинам запрещено курить за сутки до исследования.

Каковы же референсные значения, или норма онкомаркеры молочной железы?

Для Са15-3 норма 0-25 ед/мл, а для РЭА – если женщина курит, то 0-5,5 нг/мл, а если не курит – то 0-3,8 нг/мл.

О высоком риске и его раннем выявлении

Выше довольно подробно было рассказано о том, зачем нужны онкомаркеры, какой онкомаркер показывает рак молочной железы, и как врачи пользуются этим тонким инструментом. Но женщин всегда волнует диагностика на ранней стадии и ещё более – высокий риск заболеть, или нет. Чтобы понять, высок или низок риск заболеть раком молочной железы, следует исследовать вовсе не онкомаркеры, а пройти генетическое исследование. Здесь уже требуется изучить генетические маркеры. Речь идёт о мутациях особых генов. Они носят обозначение BRCA1 или BRCA2

Если в них будут обнаружены мутации, то у этой женщины риск заболеть раком молочной железы в 5 раз выше, чем у окружающих женщин, а риск заболеть раком яичников — в 30 раз выше! При наличии таких мутаций прихода злокачественных новообразований этой женщине следует ждать на 25 лет раньше, чем окружающим женщинам.

Интересно, что в разных странах существуют свои мутации. Эти нехорошие изменения в генах встречаются, в среднем, у 1% женщин, но если эта предрасположенность выявлена, то у такой женщины риск заболеть раком молочной железы или яичников в течение жизни составляет 80%, то есть очень высокий.

Эти исследования очень важны, и их следует делать. Несмотря на то, что генетика — более дорогое исследование, чем онкомаркеры. Так, если цена на онкомаркеры примерно 900 руб., то генетическая оценка риска вероятности заболеть раком молочной железы или яичников уже обойдется в 3200 руб., но всё-таки жизнь без рака этих денег стоит.